Исход

В расчетах закралась ошибка и космический ассенизатор и мусоровоз «Смрадер», вместо того чтобы пройти на безопасном расстоянии от дисперсионной воронки, угодил прямо в неё. Многокилометровая аномалия, словно анаконда заглатывала космический корабль в свою пасть. Двигатели корабля работали на полную мощность, выбрасывая в пылевую газо-магнитную взвесь воронки пламя и пар, теряя в этой борьбе горючее, внешние антенны и куски обшивки! Воронка обвивала, закручивала, всасывала, опутывая титановый корпус корабля паутиной электромагнитных импульсов, и в итоге взяла верх. «Смрадер», застонав, словно раненный кашалот, выбросил сгусток пламени и, накренившись кормовым отсеком, сгинул в дисперсионных вихрях. Что-то оглушительно щёлкнуло, и в полном мраке зажглась одна единственная лампа из всей аварийной цепи. Ллойд зажмурился и прикрыл глаза рукой, словно в рубке управления взошло солнце.

 

«Бум-бум-бум» — невыносимо гулко, пульсировала кровь в висках.

 

«Иглыххх» — легкие Ллойда втянули наэлектризованный воздух корабля.

 

«Аграхххх» — с еще большим шумом выдохнул Ллойд и ушёл в забытьё.

 

Веки Ллойда, словно ржавые ставни заброшенного ангара, с трудом открылись. Тьма, холодная, колючая тьма с крохотной светящейся точкой в своей утробе открылась ему, и Ллойд снова ушёл во мрак беспамятства. Потом его крутило и вертело, затем он вдруг осознал, что разбит на кусочки и ему никак не собрать себя, а через секунду он начал стремительно менять свой размер, становясь то микроорганизмом, то разрастаясь до вселенских размеров… В одной из метаморфоз он укоренился в мысли, что теперь он — огромный желтый банан с привкусом лимона, плывущий по волнам грязной реки Ганг. Но уже через мгновение его смешило и раздражало слово кляп. Повторив его бесчисленное число раз, он потерял смысл этого слова, а смысл других слов стал одновременно простым и недоступным. Затем он загудел, выпустил из-под хитинового панциря прозрачные крылышки и полетел, крылышкуя золотописьмом тоньчайших жил, на поиск самки. Но на его пути возник огромный глаз. Ллойд понял, что видит жука, который летит к его глазу и садиться на него, и в то же время он был жуком, который мохнатыми лапками суетливо скользил по слизистой глазного яблока. Ллойд пытался сморгнуть себя с себя, но жук цеплялся за ресницы и не желал падать. В итоге он решил, что вот это и есть смерть и эта мысль успокоила его, дав возможность мозгу отдохнуть от беспорядка в его голове…

 

«Смрадер», словно огромная безжизненная туша, висел в вакууме космоса. Иногда, подобно конвульсивным импульсам, по его корпусу пробегали нервные вспышки бортовых огней. Загораясь, они моментально гасли. Ллойд пришел в себя. Его ещё дергало и пошатывало, но самое страшное было позади. Он стал первым живым существом, прошедшим дисперсионную воронку. По странной случайности он был единственным человеком в этом путешествии, остальной экипаж состоял из автоматов и ботов. Электроника на корабле пришла в негодность, бортовой компьютер не подавал признаков жизни, и, самое неприятное, Ллойд понятия не имел, где оказался его корабль. Гравитация то работала, то не работала, Ллойд, несколько раз жестко приземлившись после очередного отключения, теперь старался находиться ближе к палубе. На уверенных четвереньках он добрался до отсека резервной памяти для бортового компьютера и попытался её запустить. Открыв крышку с надписью «только в экстренных случаях», он вдавил комбинацию кнопок. В щитке что-то щелкнуло, зажегся свет, потом погас, появилась гравитация и так же быстро ушла. Началось какое-то электронное движение. Вскоре свет снова зажегся и гравитация услужливо разрешила человеку вновь стать хомоэректусом. Неуверенной походкой Ллойд вернулся в рубку управления и попытался связаться с компьютером. На голосовые команды он не реагировал, пришлось воспользоваться клавиатурой:

 

«Капитан корабля „Смрадер“ Ллойд, вызывает бортовой компьютер».

 

Курсор белой черточкой одиноко марал на голубом экране. Ллойд повторил вызов — тишина… Еще раз — с тем же результатом. Потом Ллойд, понимая, что связаться не удастся, написал просто: “ Эй, там есть кто-нибудь?». И вдруг курсор побежал, оставляя за собой буквенный след: «Ты! шёл бы по … ” — ответил бортовой компьютер. Свет моргнул, но не погас. «Доложи все по форме и по порядку! ” — отстучал Ллойд по клавиатуре. Курсор ожил, снова побежав по экрану. «Шгыш… “- ответил бортовой компьютер. Выключился свет и гравитация. Повисев над погасшим экраном, Ллойд в замешательстве поплыл к иллюминатору обзора. Долго вглядываясь в черноту космоса с рассыпным бисером звезд, Ллойд понял, что его корабль, провалившись в воронку в одной звездной системе космического пространства, вывалился из нее за тысячу парсеков в совершенно другой системе. Но фортуна была на стороне Ллойда: рядом висел голубой шарик какой-то планеты. Прошло время. Системы медленно диагностировали себя, оживший бот ремонтировал других ему подобных, те копошились в проводах и схемах, а Ллойд «залип», глядя на планету, окутанную вихрями циклонов и вспышками молний. Наконец он отвернулся, съехал спиной по ребристой стене и сел на пол.

 

— Земля!..

 

Как же это возможно. Ни одного сигнала, ни одного корабля, ни одного огонька, ни орбитальных станций, ничего… Ллойд зажмурился, помотал головой, снова открыл глаза и, приподнявшись, выглянул в иллюминатор. Голубой шар стал ближе, звездолёт притягивало гравитационное поле Земли. Пора было действовать, иначе корабль под действием гравитации начнёт своё падение на планету и как результат сгорит в плотных слоях атмосферы. Корабль дернулся, выбрасывая струю пара, потом ещё несколько раз, пока не зафиксировался на геостационарной орбите.

 

— Ну что, так и смотрел бы, открыв рот, пока не упал на планету? Давай пообщаемся! Так сказать разберём чё почем…

 

Эта странная фраза прозвучала в трансляционных динамиках корабля. Ллойд вздрогнул. Голос принадлежал бортовому компьютеру, но манера говорить… Ллойд поднялся.

 

— Закрой рот — открой глаза! Ладно, не дергайся, я уже сам все сделал. Кидай задницу в кресло! — снова выдал бортовой компьютер.

 

— Это что за форма общения?!!

 

— А чё?

 

— Ничё! — парировал Ллойд.

 

— А сам-то, гляньте, прям образец культурного слога! — издевательски загудел бортовой компьютер.

 

— Что происходит? — возмутился Ллойд!

 

— Ты в окошко-то глянь!

 

— Я видел. Это действительно Земля? — но ответа не последовало.

 

— Это земля?!! — ещё громче спросил Ллойд.

 

— Не шуми, я перепроверяю… Да, Земля… Но есть одно но… — и снова повисла пауза.

 

— Да чтоб тебя… Отвечай! — взорвался Ллойд.

 

— Это Земля, но миллионы лет назад, ну то есть в самом начале… В общем — это Пангея или ещё что подревней.

 

— Ка.. ка.. как? — захлопал глазами Ллойд — Я не понимаю…

 

— А мне то каково! Я, чтобы не перегореть в очередной раз и совсем не съехать с катушек, работаю в бета-прошивке. Короче, попал ты чувак…

 

Прошло время, много времени. Ллойд сидел, прижавшись к холодному стеклу иллюминатора, пытаясь остудить пылающий мозг.

 

— Так вот я тебе повторю: ты — и есть создатель! Ну, то есть можешь им стать. Я уже сотню раз проверил и перепроверил там жизни нет!!! Совсем нет. Стерильный шарик.

 

— Как же так — хрипло простонал Ллойд.

 

— А вот так. Бактерии кое-какие есть, но не существенные. Среда хорошая, а вот человечеству не из чего вылупляются. Все зонды с принесенными образцами подтвердили это. А мы их запускали немыслимое количество раз!..

 

— Как быть?

 

— О, философические вопросики начинаются… Решать тебе, создатель! Я лишь машина, которую ты создал. Ну не прям ты…

 

— Хватит!!! — и Ллойд заткнул уши. В его голове засела одна мысль: а что если он только усугубит ситуацию, возможно его присутствие более чем нежелательно и он может погубить зарождающуюся жизнь или еще чего-нибудь пострашней!..

 

— Что нужно сделать, чтобы на планете зародилась жизнь?

 

— Я ждал тебя, классическая фраза!

 

— Пожалуйста не ёрничай… — застонал Ллойд, сжимая виски руками.

 

— Хорошо. Ты не поверишь, нужно сбросить контейнеры Т-6, Т-7, Т-8, Т-9…

 

— И все?! Сбросить на планету контейнеры...? То есть, ну в смысле, прям и это, и прям сбросить, и оно…

 

— Да, нужно сбросить на планету какашки. Микроорганизмов там тьма, а дальше… Дальше, как сказал поэт: «Когда б вы знали, из какого сора, растут цветы, не ведая стыда…»

 

На пульте управления вспыхнула и тревожно запульсировала кнопка сброса отходов. Ллойд долго, не моргая, смотрел на неё, затем, молча, накрыл её ладонью. Пульсирующий свет кнопки, теперь розовея, пробивался сквозь ладонь. Человек никак не решался сделать этот маленькое движение, которое станет большим скачком для всего человечества. Корабль с потертым названием «Смрадер» сошёл с орбиты Земли, струи огня и пара развернули транспортный звездолёт в черноту космоса, где непостижимым образом зажигались и гасли звезды. А сброшенный им груз успешно достиг поверхности планеты. Многие контейнеры разбились при падении, и содержимое вылилось наружу, оставляя дальнейшее на совести времени и микроорганизмов…